Заведующий кафедрой ТиМ футбола, аналитик сборной России Андрей Лексаков в интервью газете «Спорт-Экспресс»: «Сегодня в футболе решают стандарты. И такие, как Мбаппе с Дзюбой»

Фото: press.sportedu.ru

Сборная России добилась исторического достижения на домашнем чемпионате мира по футболу, впервые в новейшей истории страны выйдя из группы и добравшись до четвертьфинала, где лишь в серии послематчевых пенальти уступила будущим финалистам Хорватам. Такой успех был бы невозможен без участия заведующего кафедрой теории и методики футбола РГУФКСМиТ Андрея Лексакова . Ассистент главного тренера национальной команды Мирослав Ромащенко рассказал, что во время всех матчей Андрей Владимирович находился на трибуне, подмечал детали, анализировал происходящее и по рации передавал советы на тренерскую скамейку.

— Он знал, что команда будет делать в том или ином матче, куда хотим оказывать давление. Ставили его в курс дела, чтобы ему легче было ориентироваться в том, что он видел на футбольном поле, – отметил Ромащенко в интервью СМИ. – А уж имея информацию о плане игры команды, Лексаков, с его опытом и знаниями, не мог нам не помочь. Это наш учитель, который и Саламычу, и мне дал путевку в тренерскую жизнь. Так в связке весь турнир и работали. В самолетах всегда сидели рядом и обсуждали все эти вещи.

На этой неделе Андрей Лексаков дал большие интервью двум ведущим спортивным изданием страны. Сегодня мы публикуем их на сайте Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма.

Источник: «Спорт-экспресс»

Автор: Филипп Папенков

ТАЙНЫЙ ПОМОЩНИК

– Что именно входило в ваши обязанности?

– ФИФА впервые ввела в практику работы сборных команд тренеров-аналитиков, которые могут сверху наблюдать за игрой и прямо во время матча общаться со скамейкой запасных. Нас было трое. Член медицинского штаба Андрей Жолинский следил за характером травм. Евгений Калинин отслеживал фитнес-показатели – рывковую, скоростную работу. А я следил за тактическим построением команд – нашей и соперника, за правильным выполнением игроками нашей сборной своих функциональных обязанностей, соответственно тактическому плану на каждую игру. Евгений говорил мне о том, у кого какие показатели физической подготовленности, и все это в совокупности передавалось на скамейку Мирославу Ромащенко. А там уже они со Станиславом Саламовичем вносили коррективы, если считали это нужным. Кого куда переставить, кому подкорректировать игровые действия.

– Спускаться в раздевалку в перерыве вам ведь тоже разрешалось?

– Да, но мы сразу договорились, что перерыв – святое время для главного тренера и членов тренерского штаба. В самом конце первого тайма мы с Мирославом Юрьевичем суммировали действия команд, акцентировали внимание на моментах, которые требуют корректировки.

– Вы все втроем по очереди с ним связывались?

– Нет, только я. Врач связывался с медицинским персоналом.

– Как выглядело ваше место на трибуне? Сидели как простые болельщики или в отдельной ложе?

– Нам выделяли три места за столами с мониторами, где сидят журналисты. Удобно – с высоты сразу видно картину игры. Правда, в Самаре места были совсем уж высоко.

– Раньше вообще ничего подобного не было?

– ФИФА впервые ввела такую возможность в практику работы сборных команд. Знаю, подобная практика есть в НХЛ, НБА и НФЛ.

– Другие команды тоже активно пользовались новшеством?

– Да, мы видели аналитиков соперников.

– Общаться можно весь матч?

– Никаких ограничений по времени нет. Надеваешь наушник с микрофоном и берешь что-то вроде рации – нажимаешь и говоришь. Но мы договорились, что первые восемь-десять минут вообще нет смысла выходить на связь, так как необходимо оценить тактическое построение игры команд в целом. Потом делали первые выводы, и далее примерно раз в десять минут общались по поводу происходящего на футбольном поле, но иногда это происходило чаще, когда то, что мы видели на футбольном поле, не соответствовало поставленным задачам. Решения о заменах, естественно, наверху не принималось.

– То есть выступали в роли консультанта?

– Я знал, как мы должны играть, у кого из игроков какие функциональные обязанности, и в зависимости от этого, передавал информацию, ведь что-то могло уйти от глаз главного тренера и его помощников. Консультации – это когда говоришь, как лучше или как хуже, а здесь просто шла корректировка действий игроков для более эффективной их работы и достижения максимального результата.

– Получается, вы были как Большой брат.

(смеется) Сверху все отлично видно. Плюс показатели поступали мгновенно. Перестал, например, игрок делать нужный объем скоростной работы, устал – и мы сразу передавали соответствующую информацию на скамейку запасных. Ромащенко передавал это Черчесову, они узнавали у условного Кузяева или Зобнина, как он себя чувствует. Или передавали, что, например, Головину нужно чуть перераспределить свои силы, делать больше промежуточных передач в средней зоне и так далее.

– На ваш взгляд, новинка серьезно помогала тренерскому штабу?

– Судить об этом может только главный тренер. Но на мой взгляд, это имеет право на жизнь.

– После турнира с Черчесовым на эту тему не общались, не подводили итоги?

– Мы и так общались в каждодневном режиме, ведь во время турнира я был с командой. И Станислав Саламович заранее отмечал, на что именно стоит обращать особое внимание, какая конкретно информация ему нужна.

– Слабые места соперника тоже подмечали?

– Конечно, как тактические пробелы в построении игры соперника, так и фитнес-показатели игроков противника. И мы делали выводы: вот сюда нужно сместить акцент наших атак, вот тут надо больше играть на Дзюбу верховыми передачами, чтобы Головин и Черышев быстро перемещались в зону, куда Артем сбросит мяч, а вот тут нужно страховать Жиркова и т.д.

– Тренер сборной по физподготовке Владимир Паников сказал в интервью "СЭ", что после поражения от Хорватии еще долго испытывал опустошение. У вас такого не было?

– Никакого опустошения нет. Полного удовлетворения тоже, ведь чемпионат складывался так, что могли выступить лучше. Может, Владимир ощущал подобное, потому что они все 52 дня были вместе, а мы привлекались только на матчи для анализа, при этом на сборах не были. Так что ощущаю просто положительные итоги совместной работы.

– Что в первую очередь порадовало?

– Совместная работа тренерского штаба и игроков.

ДО ЧЕМПИОНАТА

– Специалисты академии тренерского мастерства принимали участие в подготовке аналитических отчетов по соперникам, выезжали на их матчи. Отчеты поступали к Ромащенко, который всю информацию суммировал и докладывал Черчесову. Мы анализировали матчи соперников по группе, Испанию и Португалию как возможных оппонентов по плей-офф.

– Много матчей посмотрели живьем?

– Видели всех соперников и имели представление об их рисунке игры, акцентах развития атак, о сильных и слабых местах. Считаю, этот совместный труд сработал. Сложность была только в одном: чтобы возможности игроков позволили выполнить то, о чем просит тренерский штаб.

– Выполнили не все?

– Понятно, что всегда можно желать лучшего. Может, с Кокориным или еще с кем-то сыграли бы успешнее. Но теперь можно только гадать. В целом же очевидно, что весь тренерский штаб и персонал от Черчесова до повара добились хорошего результата.

– Фактор Сергея Игнашевича стал во многом решающим?

– Он сыграл отлично! Для него было важно выступить на домашнем чемпионате мира, при этом Сергей сумел сплотить коллектив. Он, а также Акинфеев, Габулов, Дзюба – лидеры в раздевалке, в быту. Их опыт был незаменим. Кроме того Игнашевич помог набраться опыта Кутепову, который может вырасти в большого защитника даже по меркам европейского уровня. Черышев и Кузяев по ходу чемпионата тоже возмужали. Среда, в которой проходит чемпионат мира, вообще дает пищу для совершенствования мастерства футболистов.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

– Мы отлично понимали, за счет чего можем добиться результата. И тренерам удалось донести это до игроков. Работа строилась на том, что у каждого игрока будет свой конкретный соперник. И важно было четко знать, как его обыграть, чтобы команда получила преимущество. Обсуждали сильные и слабые стороны каждого.

– У Саудовской Аравии с сильными сторонами не очень...

– Но все равно они есть! Нужно было знать, как саудовцы развивают атаку, как нам самим выстраиваться в обороне, чтобы быстрее отобрать мяч у соперника, кому из игроков соперника уделить большее внимание.

– Но индивидуальные ошибки теорией ведь не излечить.

– Ошибки всегда будут, игроки не роботы. Например, матч с Хорватией. Цепь ошибок привела к пропущенному нами первому голу. Не так блокировали игроков соперника при угловом, когда пропустили второй. Другое дело, если бы игрокам не указывались постоянно нюансы, голы бы нам забивали намного чаще.

Сейчас разбирается абсолютно все, и все упирается только в то, на что игрок способен. Если воплощает то, что ему говорит тренер, то выступает на уровне сборных. Если не все, то на уровне клуба. А если вообще не может на таком уровне противостоять сопернику, то играет в первой или второй лиге.

ЕГИПЕТ

– Как готовились к Салаху?

– Понимали, что он будет больше играть со своей правой стороны, то есть нашей левой, и что у нас там будет Жирков. Нельзя было давать нападающему разбежаться, поэтому просили игроков сужать пространство, отходить назад, не давать ему принимать мяч в свободных зонах. За исключением одного – двух эпизодов все в принципе получилось.

– Функции Салаха в "Ливерпуле" и сборной сильно отличались?

– Мы изучали его только по играм в своей сборной, потому что в клубе у него совсем другие партнеры – игроки мирового уровня.

– Против Египта Россия почти не применяла высокий прессинг. Как раз чтобы снизить риски?

– Разумеется. Зачем прессинговать и расширять пространство для Салаха? Мы изучили, что Египет играет длинными передачами, вот и нужно было сократить расстояние между линиями, и чтобы рядом с ним всегда была группа игроков. При этом нам было проще проводить быстрые атаки с передачами с флангов. Так мы в итоге и забивали.

– Ромащенко сказал, что не Смолов, а Дзюба вышел бы против египтян с первых минут в любом случае, и первый матч на это повлиял. Поясните.

– В первой игре Дзюба отлично вышел на замену и выполнил все установки тренерского штаба. В игре с Египтом Артём должен был сковать игроков соперника в середине обороны, навязать атлетичную борьбу, чтобы из-под него в свободные зоны проникали партнеры. С учетом того, как строится игра Египта, Дзюба подходил лучше. А вообще сборная – это такой механизм, где 20 игроков должны быть готовы выйти в любой момент (вратарей не считаю, это особая каста). И в зависимости от возможностей своих и соперника на конкретный момент могут вноситься коррективы в состав. Хотя, конечно, есть определяющее звено, которое выходит постоянно, но это не вся команда.

УРУГВАЙ

– Кто у нас определяющее звено?

– Два-три игрока. Понятно, что Акинфеев. На чемпионате мира это был Игнашевич. При всей своей молодости это Головин. Поэтому с Уругваем попробовали Смольникова, Кудряшова слева, Головин не играл из-за карточки. Нужно уметь перестраиваться.

– Эти «пробы» против уругвайцев случились в том числе потому, что задача-минимум уже была выполнена?

– Здесь много факторов. В горнило чемпионата мира должны окунуться практически все, потому что в решающих матчах нужно быть готовым выйти на замену, как это успешно делал Ерохин. Вдруг карточки, вдруг травмы? Нужно было всех проверить. Того же Миранчука. С Испанией очень успешно вышел Гранат.

Трудно сказать, как бы мы сыграли с Уругваем, не получи красную карточку Смольников. Или, если бы Черышев забил, когда ему скинул Дзюба. При этом тактические построения мы выдерживали во всех играх. Это очень помогло. Со всеми соперниками играли тактически правильно.

– То есть можно говорить о невезении с Уругваем? Системного сбоя не было?

– А какой сбой, если мы пропустили со штрафного? Уругвай одна из самых тактически выстроенных команд на турнире, с великолепной линией полузащиты и центральным ромбом в схеме 4-2-2-2 . Действовать против него очень трудно. Жесткие, мощные ребята.

– Плюс такая пара форвардов...

– Да, нужно всегда держать в уме, что один в один они обыграют любого защитника, поэтому должна постоянно работать система взаимостраховки. Нельзя давать набирать скорость Суаресу, получать мяч в определенных игровых зонах Кавани. Где-то не получилось. Первый гол мы пропустили из-за грубой ошибки Газинского, который потом еще и сфолил в «убойной» зоне. Но это не системный сбой. Дайте Газинскому сто раз отдать такую же передачу, все будут точные, или он просто выбьет мяч в аут.

ИСПАНИЯ

– В матче с Испанией мы понимали, что соперник будет делать большое количество промежуточных передач, и нам важно было, чтобы наша четверка полузащитников перемещалась синхронно, держа определенные расстояния между собой. Иначе сразу бы проходили проникающие передачи в опасные зоны, и соперник получил бы возможность создавать большое количество голевых моментов. А мы сверху корректировали: куда добавить игрока, где перекрыть зону, как перекрыть конкретного игрока. Например, Бускетса, который обычно дает за десяток проникающих передач. А в игре с нами дал всего одну. Так что ребята выдержали предложенный план до самого конца игры.

– Как считаете, скандальный уход Лопетеги перед самым стартом турнира сильно нам помог?

– Даже не задумывался об этом, потому что играют все равно футболисты. У Испании все уже было налажено, состав был сыгранный. Другое дело роль тренера как мотиватора, но авторитет у Йерро среди игроков тоже есть. На мой взгляд, Испании не хватило по-настоящему сильного нападающего. Был бы у них форвард-наконечник, Испания могла бы пройти намного дальше.

– Вы тоже поддерживали переход на схему с пятью защитниками?

– Все участвовали в обсуждении. Меня очень удивляют люди, которые говорят, что сборная России «поставила автобус». Это рассуждения людей, не понимающих, как устроен футбол. Чемпионат мира – это прежде всего игра на достижение результата.

Говорят, что хорваты играли лучше в финале, а французы просто стояли. Но раз французы забили четыре, значит на самом деле лучше играли они, верно?!

Так же и мы с Испанией сыграли так, как можем. Открытый авантюрный футбол с таким соперником смерти подобен. Мы постарались перекрыть все возможные зоны проникновения в нашу штрафную, иногда испанцам удавались эти проникновения, но, в целом, мы сыграли в обороне так, как требовалось для достижения максимального результата. Да, это потребовало огромных физических затрат от полузащитников. Но ребята выдержали и достигли положительного результата.

Мы достигли топового результата! Не проиграли ни Испании, ни Хорватии. Но 70 тысячам зрителей не объяснишь, что стоит за действиями игроков. Почему Дзюба борется так, а Смолов так. Почему Головин играет там, а в другую зону не сваливается. Почему Мариу идет вперед и его в обязательном порядке страхуют, а Кудряшов должен меньше подключаться.

ХОРВАТИЯ

– Все зависит от состояния на сегодняшний день. Это и физическое состояние, и психология. И, конечно, технико-тактическая подготовленность. Из всех этих факторов делаются выводы, готов ли игрок противостоять Перишичу, Ракитичу, Модричу. Если да, то как именно, посредством каких действий. А если нет возможности справиться один на один, значит нужны групповые согласованные действия. И это титаническая работа тренерского штаба.

Если бы Головин точнее отдал Смолову в дополнительное время, и тот бы забил, то я уверен, хорваты не отыгрались бы. Но получилось по-другому. И можно только гадать, рассуждать, кто правильно, а кто неправильно пробил пенальти. Это игра.

– Самая сильная сторона хорватов?

– Просто топовая линия полузащиты! Наряду с бразильской она сильнейшая в мире. Модрич, Ракитич, Перишич, Брозовоч. Ребич из «Айнтрахта», который очень здорово себя проявил. Все это игроки мирового уровня. И нужно было прежде всего не дать им свободу действий в центральной зоне.

Крамарич и Модрич постоянно ныряли между линиями, мы долго не могли понять, как их разбирать. Чем дальше, тем было сложнее, потому что сил уходило все больше, как итог – мы садились глубже и глубже. Франция учла наши ошибки и просто отсекла их от линии своей обороны, хорваты оказывались перед центральными полузащитниками. Два редута – это то, что мы делали против Испании.

– А слабое место «шашечных»?

– Знали, что у них есть проблема в зоне между центральным и левым защитником – Стриничем. И французы это доказали – Мбаппе делал голы именно оттуда. Оттуда и Дзюба скидывал Черышеву, и штрафной Дзагоев подавал с нашего правого фланга (хотя в последнем случае там уже была замены на Пиварича), но тем не менее.

СТАНДАРТЫ

– Играть сейчас со всеми сложно. И одну из решающих ролей на чемпионате мира сыграла реализация стандартных положений, прежде всего штрафных и угловых ударов, после которых забивалось очень много мячей.

– Почему так происходит?

– А потому что все научились обороняться, начинать и срывать атаки, действовать на футбольном поле максимально согласованно. Игроки атлетичные, передвигаются быстро. И решающую роль играет либо высочайшее индивидуальное мастерство, или же такие вещи как стандарты, когда можно что-то наиграть, как-то удивить соперника, чтобы он на секунду потерял концентрацию – часто этого хватает для гола.

– Такая тенденция не приведет к тому, что на следующих чемпионатах вообще будут забивать только со стандартов?

– Голы с игры будут, потому что вы же не отмените Мбаппе, Коутинью с Неймаром или наших Черышева и Дзюбу, у которого никто не выигрывал верховые единоборства.

Но когда встречаются равные команды, то вступает в силу тактическая подготовленность, потому что все друг друга изучают, и огромную роль играет умение использовать стандартные положения.

ФРАНЦИЯ

– Состав финалистов отражает расстановку сил?

– Французы точно были достойны. Хорваты со своей топовой средней линией тоже. Нападающего им не хватало – Манджукич все-таки не очень острый форвард.

Я считаю, не повезло Бразилии. Если бы во втором тайме они сравняли счет с Бельгией, то возможно были бы в финале, потому что команда у бразильцев была вообще без слабых мест. Первый тайм им не удался, но что они делали во втором! Просто супер игроки и топовый уровень организации командных действий.

– Кто был лучше всех на чемпионате с точки зрения тактики?

– Франция, хорваты, бразильцы. Остальные показывали хороший уровень, но не уровня финала.

– Уругвай подкосила травма Кавани...

– Можно только предполагать, но тактически Уругвай действительно одна из сильнейших команд, так что помимо России я бы выделил четверку Франция, Хорватия, Бразилия, Уругвай.

Далее идет Бельгия, но есть у неё какая-то разбалансированность, ряд игроков (в первую очередь в обороне) не дотягивает до высшего уровня. Еще мне очень понравилась Мексика, но попала под еще более сильную команду (Бразилию). А вообще все решают нюансы, это ведь не турнир длиной в год, все решается здесь и сейчас.

– То, что хорваты провели три матча по 120 минут, но в концовке полуфинала с Англией смотрелись весьма свежо, говорит о сумасшедшей физической готовности?

– Не совсем. Во-первых, при современных способах восстановления вполне хватает времени подготовиться к следующей игре. Кроме того быстрее мяча никто не бежит. И против Англии хорваты просто играли в экономичный футбол, двигали мяч, а силы берегли. На отбор мяча уходит больше сил. Да и с Францией они владели мячом больше, но тут против них была топовая организация игры. А линия нападения у французов вообще супер топ!

– Не согласны с теми, кто критикует Жиру, который не сделал ни одного удара в створ?

– А посмотрите, какой он объем работы сделал! Как в единоборствах участвовал и сколько мячей выиграл, сколько из-под него атак организовали французы.

АТАКУЮЩЕГО СТИЛЯ БОЛЬШЕ НЕТ

– Почти никто из сборных, добившихся успеха, не играл в открытый футбол. Тренд?

– А сейчас нет такого понятия. Потому что если играть так, то Вы в большинстве случаев проиграете.

– Это связано с тем, что на сборах у тренеров не хватает времени поставить игру в атаке и проще выстроить игру от обороны?

– Нет, просто у каждой сборной есть очень сильные индивидуальности, которые могут обыгрывать один в один на свободном пространстве. Значит, им нужно сужать пространство, то есть большим числом обороняться. А если дать свободу таким игрокам как Мбаппе, то он легко обыграет Вас на скорости. Сегодня необходимо оказывать постоянное давление на игроков, владеющих мячом, чтобы они отдавали передачи не вперед, а поперек и назад. Сложная работа, но с ней связан успех.

– Мбаппе – главная звезда этого лета?

– Игроки, которые преодолевают большие пространства за минимальное время, решают многое, если не всё. Они есть и у Бельгии, и у других. Бельгийцы продемонстрировали это в матче с Японией – вроде угловой был в их ворота, а забили они. Просто разорвали японцев, которые не учли, что против них одна из лучших атак Европы, а в обороне остались два крайних защитника и опорник. Так что нужно всегда прикидывать свои силы при выполнении стандартных положений у чужих ворот.

Ну а Мбаппе – это что-то особенное. Как было в финале? Он прошел, отдал назад – гол. Прошел, ударил – гол. Проскочил, отда назад, еще момент. Против него, когда он на скорости, пока нет противоядия!

– Получается, на таком уровне атакующий стиль как таковой вообще исчезает?

– Нет сейчас ни атакующего, ни оборонительного стиля. Есть игра в футбол, и в каждом эпизоде вы либо обороняетесь, либо атакуете. Разница только в том, в какой именно зоне футбольного поля Вы отняли мяч у соперника и каким способом вы будете реализовывать атакующие действия. Далее решает соперник, где отнимать мяч: там же, где он его потерял, или ближе к своим воротам. А вам дальше думать, как атаковать, какими именно игроками. Не все ведь забивают. Без обид, но раз у нас забивали Дзюба и Черышев, значит, мы должны были делать упор именно на них. А соперник наоборот опекал их внимательнее, а условному Лексакову уделял меньше опеки, понимая, что он едва ли забьет.

Тактика сейчас первостепенна. Играть научились все. Вы сейчас просто так не обыграете ни Люксембург, ни Мальту, ни ту же Исландию.

ЧМ ПРОШЕЛ. ЧТО ДЕЛАТЬ?

– А как быть с техникой? Паников отметил в нашем разговоре, что с этим у нас проблемы, уходящие корнями в детский футбол. Что делать?

– Работать. Мы тренерам, работающим в детско-юношеском футбле, на протяжении десяти лет твердим, что должно быть на первом месте: координация, скоростные способности и работа с мячом. Если сложить все это воедино, получается игрок, способный выполнять технические приемы на современном уровне. Этому нужно учить. И у нас есть в этом недостатки.

– Но раз вы говорите об этом тренерам, почему мало что меняется?

– Потому что нет улиц... Полтора часа на тренировке просто не хватает. Плюс посмотрите на Францию. Откуда у них игроки? На Бельгию посмотрите... Швейцария, Англия. Там много, скажем так, привезенных игроков. Они более пластичные и атлетичные. Это тоже нужно учитывать.

– Но есть и испанцы.

– Тоже южная страна, я же об этом. Там футбол – религия. Площадки в каждой деревне. Отъедьте от Москвы. В каждом селе у нас есть футбольное поле? Каждая деревня играет в какой-то лиге, собирая на матчах все местное население?

Зато у нас областные центры в 450 тысяч человек закрывают профессиональные клубы под лозунгом: «Все деньги на детско-юношеский футбол». Хорошо, вложитесь вы туда, а куда потом пойдут выпускники этих школ? Но это уже никого не волнует. У вас был чемпионат мира, а вы закрываете футбол.

– То есть чемпионат мира – не гарантия прогресса?

– Мы должны понять, что футбол – это объединяющее социальное явление. В вышедшем недавно фильме «Тренер» представлен весь негатив нашего футбола, но там эта мысль ярко отражена. Благодаря футболу можно оградить от вредных привычек. И чемпионат мира это показал!

Но уверенности нет ни в чем. Как можно слепо верить людям, которые говорят о футболе и при этом закрывают команды?

– Но ведь дело еще и в финансах. Эти клубы не умеют зарабатывать.

– Это второй вопрос. Главное – идея. Если вы не можете найти 20 миллионов рублей на то, чтобы в команде играли свои доморощенные ребята, и на них ходили зрители, это просто нонсенс. О каком вообще развитии тогда говорить?

Футбол в России – это футбол на местах, в регионах. Сборную-то мы в любом случае наберем из тех, кто играет в премьер-лиге. Может, эти 20 человек будут чуть лучше или чуть хуже, не в 1/4 финала выйдут, а в 1/8. Но стабильность результатов зависит от уровня футбола в регионах.

Президент ПФЛ Соколов бьется, мотается по городам, встречается с губернаторами. В том числе на Востоке страны, но безрезультатно: на гигантской территории в несколько тысяч километров всего шесть профессиональных клубов. В других зонах ситуация немногим лучше.

Мы все извратили. Воевали против самих себя. Уделяли слишком много внимания тому, кто сколько получает, кто что сказал и где был. А о футболе не говорим. Не говорим о том, как сделать так, чтобы в городах заполнялись стадионы, росли свои игроки. Ведь есть команды в первой лиге, где нет вообще ни одного местного воспитанника! И конечно, губернатор скажет, что ему такая команда не нужна.

Есть много факторов, которые мешают нам поднять футбол на более высокий уровень. Но ведь Россия этого достойна, мы это доказали! У нас любят футбол и сборную. В технике мы отстаем, мы не так атлетичны, но сыграли с огромным желанием порадовать своего болельщика и заслужили всемирное уважение. Футбол отплатил за это сборной, позволив ей оказаться в 1/4 финала.

Последние новости Москвы по теме:
Заведующий кафедрой ТиМ футбола, аналитик сборной России Андрей Лексаков в интервью газете «Спорт-Экспресс»: «Сегодня в футболе решают стандарты. И такие, как Мбаппе с Дзюбой»

- Москва
Сборная России добилась исторического достижения на домашнем чемпионате мира по футболу, впервые в новейшей истории страны выйдя из группы и добравшись до четвертьфинала,
16:19 20.07.2018 ГЦОЛИФК
Заведующий кафедрой ТиМ футбола, аналитик сборной России Андрей Лексаков в интервью газете «Спорт-Экспресс»: «Сегодня в футболе решают стандарты. И такие, как Мбаппе с Дзюбой» - ГЦОЛИФК
Заведующий кафедрой ТиМ футбола, аналитик сборной России Андрей Лексаков в интервью газете «Спорт-Экспресс»: «Сегодня в футболе решают стандарты. И такие, как Мбаппе с Дзюбой» - Москва
Сборная России добилась исторического достижения на домашнем чемпионате мира по футболу, впервые в новейшей истории страны выйдя из группы и добравшись до четвертьфинала,
15:04 20.07.2018 ГЦОЛИФК
 
По теме
 
 
 
 
 
Граффити, Футбол, ЧМ-2018, Станислав Черчесов, Игорь Акинфеев, Артем Дзюба - Район Черемушки ЮЗАО Москвы Граффити с изображением главного тренера сборной России Станислава Черчесова, а также голкипера команды Игоря Акинфеева и форварда Артема Дзюбы появилось в Москве на улице Садовнической рядом с Красной площадью,
18.07.2018
Изображение ​     15 июля 2018 года на московском стадионе Лужники прошёл заключительный матч Чемпионата мира по футболу между командами Франции и Хорватии.
18.07.2018
Под шум дождя: в России завершился чемпионат мира по футболу - КПРФ По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия». Чемпионат мира по футболу в России завершился победой сборной Франции: в финальном матче, который прошел в воскресенье в московских «Лужниках»,
18.07.2018
 
 
Неосторожность с огнем приводит, порой, к печальным последствиям Пожарную охрану и полицию вызвал свидетель / Фото: Артур Новосильцев,
10.12.2018 Звездный бульвар
Москвичей пригласили на встречу с врачом в центр соцобслуживания Басманного района. Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва" - Префектура ЦАО Сотрудники филиала «Басманный» Территориального центра социального обслуживания «Мещанский» организуют для горожан 17 декабря встречу с хирургом «Здоровый позвоночник».
11.12.2018 Префектура ЦАО
Жители северо-востока Москвы смогут погрузиться в фестивальную атмосферу сразу на четырех площадках Путешествие в Рождество/ЗБ Фестиваль «Путешествие в Рождество» стартует в Москве уже в эту пятницу, 14 декабря.
11.12.2018 Звездный бульвар
Популярная певица советует читателям «ЗБ» приобщиться к искусству Маргарита Суханкина/ЗБ Традиция советоваться с известными людьми на тему, где провести досуг весело и с пользой,
12.12.2018 Звездный бульвар