О том, как однажды великая актриса Мария Ермолова выступила в качестве эксперта

Фото: ceur.ru

Однажды в роли судебного эксперта выступила великая драматическая актриса М. Н. Ермолова. Как и почему это произошло?

Марию Николаевну привлекли к расследованию одного из самых громких в последней четверти XIX века уголовных дел. В центре дела: обвиняемый – известный московский нотариус Назаров и потерпевшая – секретарь редакции журнала «Зритель» Черемнова.

Бедная Лиза

Под самый новый год – 28 декабря 1882 года – молодая дворянка, выпускница Смольного института Елизавета Черемнова решилась на дебют на театральной сцене. В качестве первого актёрского опыта она выбрала роль в пьесе Соллогуба «Сотрудники». Спектакль проходил в клубном московском Немчиновском театре.

Несмотря на небольшую роль, дебют оказался успешным, зал тепло принял игру Черемновой. После того, как смолкли аплодисменты, Лиза Черемнова познакомилась с Николаем Назаровым. Нотариус не стал откладывать в долгий ящик ухаживание за начинающей актрисой и пригласил ей отметить дебют ужином в гостинице «Эрмитаж»…исключительно в кругу друзей.

Елизавета приглашение приняла. Однако ожидания от праздничного дружеского застолья Назаров обманул: никто из друзей не приехал, а ужин накрыли в отдельном номере. Позже следствие установило, что этот номер предварительно окурили наркотическим веществом. Итак, Елизавета попала в ловушку. И она захлопнулась. Назаров изнасиловал Черемнову.

Вначале Елизавета не хотела идти в полицию, но после анонимного письма, которое пришло на следующий же день, девушка решилась на огласку ситуации.

Елизавета настояла на возбуждении уголовного дела и пыталась привлечь нотариуса Назарова к ответственности. Назаров шел на попятную, утверждая, что это было никакое не насилие, да и актриса Черемнова вовсе не была беспомощной. Более того, нотариус захотел как можно громче заявить о сомнительности репутации девушки, и через подставное лицо опубликовал в «Московском листке» нелицеприятные стишки с явным намёком на Черемнову.

Назаров добился своего. О происшествии узнали, если не все, то многие. Черемнова была вынуждена оставить свою службу в журнале «Зритель». Увы, на этом её беды не закончились.

В ночь с 5 на 6 мая 1883 г. доведенная до отчаяния девушка выстрелом из револьвера покончила жизнь самоубийством на каменных ступенях террасы одной из московских церквей, оставив предсмертную записку, обращенную к обидчику:

«Я умру. Но вы, пожалуйста, не воображайте, что вы причина моего самоубийства. Вы презренное ничтожество и в силу своего ничтожества не можете быть причиной такого великого акта в жизни моей, как ее прекращение».

Смерть Елизаветы Черемновой решили расследовать. Ответственным назначили следователя Московского окружного суда по важнейшим делам Николая Сахарова, чья личность и деятельность заслуживают отдельной статьи, а то и целой серии материалов.

Дело Назарова и экспертиза чувств

Нотариус Назаров предполагал, что, очернив девушку, выйдет сухим из воды. Он глубоко заблуждался. Сахаров взялся за дело с энтузиазмом, решив изучить обстоятельства дела глубоко и всесторонне. Об этом говорит, например, объем ( 287 страниц ) составленного им постановления о привлечении Назарова к уголовной ответственности.

Основной вопрос, стоявший перед следователем, заключался в следующем – кому верить: потерпевшей или обвиняемому?

Поиск ответа затруднялся тем, что Черемновой уже не было в живых, а Назаров продолжал утверждать, что насилия не совершал. Да и в гостиничном номере после этого уже много раз навели порядок, то есть внешних следов преступления установить уже было нельзя.

Прямых доказательств у Сахарова не было, и он решил воздействовать на суд косвенными доказательствами: характеристиками Черемновой и Назарова, а также результатами экспертизы чувств.

Сахаров решил прибегнуть к исследованию внутреннего состояния Черемновой в день преступления. Для этого он решил допросить в качестве сведущих лиц актрис.

«1884 года, 24 января, судебный следователь Московского окружного суда по важнейшим делам Сахаров, рассмотрев настоящее дело, нашел, что одной из существенных причин, обусловивших возможность Назарову овладеть Е. А. Черемновою в номерах «Эрмитажа », являлся крайний упадок физических сил оной  <…> вследствие волнений, парализовавших нервную систему ее как в период ожидания момента первого выступления на сцену, так и в самый ϶ᴛᴏт момент ».

Чтобы установить факт физического упадка вследствие нервного перенапряжения Сахаров решил вызвать в суд артисток императорского московского театра М. Н. Ермолову и частного театра Лентовского А. Я. Глама-Мещерскую. Артистки должны были выступить в качестве экспертов и описать свои ощущения от первых сценических дебютов.

Первая в истории экспертиза чувств состоялась 1 февраля 1884 года. Тогда великую драматическую актрису Марию Ермолову допросил следователь Сахаров. Вот часть из её выступления:

«Я, Мария Николаевна, по мужу Шубинская, а по театру Ермолова; артистка императорских московских театров…Елизавету Александровну Черемнову и нотариуса Назарова не знаю и ни в каких особых отношениях с ними не нахожусь.

Несмотря на то, что на сцене выступила я в первый раз в то время, когда мне было 16 лет только и что с того времени прошло так много лет, тем не менее я живо помню мой первый дебют и его впечатления.

Я помню, ожидания этого рокового в моей жизни момента так волновали меня, скажу больше – так страшили меня, что были моменты, когда я готова была даже отказаться от появления на сцену; таким ужасным мне представлялся ϶ᴛᴏт момент!

Затем, помню также и то, что, когда спектакль кончился, я вернулась домой в сильном изнеможении как вследствие пережитых волнений, так и вследствие сравнительно продолжительного пребывания на ногах, в движении, во время самого спектакля.

От данных волнений и наступающей затем крайней усталости, особенно в тех случаях, когда приходится исполнять ответственную роль, я не могу оϲʙᴏбодиться и теперь, когда достаточно оϲʙᴏилась уже со сценой» .

Оценивая значение показаний Марии Ермоловой и Анны Глама-Мещерской, следователь Сахаров в постановлении от 23 декабря 1884 г. о привлечении Назарова к уголовной ответственности повествовал:

«...Следствие с полным доверием могло бы принять на веру и ту часть объяснений Е. А. Черемновой, где она говорит, что одной из существенных причин, обусловивших Назарову возможность овладеть ею, был крайний упадок физических сил ея вследствие волнений, парализовавших нервную ея систему как в период ожидания момента первого выступления на сцену, так и в самый ϶ᴛᴏт момент.

Но следствие признало нужным теоретическую возможность этого психического факта проверить и констатировать удостоверением лиц, находившихся в одинаковом с Е. А. Черемновой психическом положении, и обратилось за помощью в данном вопросе к известным в Москве драматическим артисткам частного театра А. Я. Гламе-Мещерской и императорских театров М. Н. Ермоловой ».

Сахаров логически рассудил, что артистка Ермолова после дебюта была практически в полном изнеможении, поэтому не могла справиться с превосходящей физической силой насильника Назарова.

После выводов экспертизы чувств от двух прославленных артисток Назаров опешил ненадолго и пожаловался в окружной суд:

«...Не могу обойти молчанием также и произведенную следователем Сахаровым беспримерную в судебной практике психолого-драматическую экспертизу впечатлений, для каковой цели им были приглашены артистки: М. Н. Ермолова и г-жа Глама-Мещерская. Подобная эксцентрическо-артистическая экспертиза впечатлений могла показать только одно – глумление со стороны следователя над правосудием и желанием его, во ɥᴛᴏбы ни стало, обвинить меня в таком деянии, кᴏᴛᴏᴩого я никогда не совершал ».

Несмотря на то, что следователь Сахаров подал отзыв на жалобу, в которой еще раз аргументировал важность проведения и выводов экспертизы впечатлений артисток Ермоловой и Гламы-Мещерской, Московская судебная палата признала её (экспертизу) ошибочной. В указе говорилось: « Следователь неправильно допросил артисток Ермолову и Гламу-Мещерскую в качестве сведущих лиц, так как то обстоятельство, для разъяснения кᴏᴛᴏᴩого они были призваны к следствию, никаких специальных для уразумения его сведений не требует и во всяком случае скорее относится к кругу деятельности врачей-психиатров (325 и 326 ст. Уст. Уг. судопр. Изд. 1883 г.), а потому следственное действие ϶ᴛᴏ подлежит отмене ».

Как отреагировали на экспертизу чувств юристы?

Проведенная следователем экспертиза вызывала различное к себе отношение в среде юристов. У нее были сторонники, но большинство все же оказалось противниками. Вот что повествовал о ней известный русский юрист А. Ф. Кони:

« Нельзя отказать такой экспертизе в оригинальности и не признать ее интересной. Но более чем сомнительно считать ее приемлемою вообще и в качестве судебного доказательства в особенности ».

Чем закончилось дело?

Экспертизы М. Н. Ермоловой и А. Я. Гламы-Мещерской в деле Назарова роли не сыграли. И все же они имеют историческое значение, так как доказали необходимость проведения психологической экспертизы, без кᴏᴛᴏᴩой порой трудно установить истину в тех или иных важных обстоятельствах уголовного дела.

Неслучайно в деле Назарова такая экспертиза в конце концов появилась. Правда, не открыто и не официально. Своё заключение на суде озвучил один из виднейших представителей отечественной судебной медицины последней четверти XIX в. – профессор Московского университета И. И. Нейдинг . В результате предпринятой им «психологической диагностики» показаний Назарова и Черемновой он сделал вывод о неудовлетворительности первых и правдоподобности вторых.

Судьи согласились с экспертным мнением заслуженного врача. Согласно ст. 1525 Уложения о наказаниях (изнасилование), Назарова лишили «всех прав состояния» и сослали на поселение «в отдаленные места Сибири».

 
По теме
На сцене музыкально-драматического цыганского театра «Ромэн» в пятницу, 19 октября, состоится юбилейный вечер народной артистки России Ирэны Морозовой.
18.10.2018
 
 
В галерее «Богородское» начала работать заключительная часть проекта «Участник» – выставка «Новый текст», которая рассказывает о вовлечении маломобильных людей в активную общественную и культурную жизнь.
09.12.2018
Корреспондент «ЗБ» разбирался, стоит ли овчинка выделки ГБО ставят на легковушки, грузовики, автобусы — новые и с пробегом/ Фото Агентство Москва Многие владельцы машин задумываются, на чём можно сэкономить.
06.12.2018 Звездный бульвар
Митрополит Волоколамский Иларион поздравил руководителя и музыкантов Академического Большого хора «Мастера хорового пения» с 90-летием коллектива - Отдел внешних церковных связей РПЦ 7 декабря 2018 года в Большом зале Московской государственной консерватории имени П.И.
09.12.2018 Отдел внешних церковных связей РПЦ
Молодежная Лига 2019. 2 Тур - ВК Динамо Регламент Предварительный этап молодежной Лиги проводится по туровой системе и состоит из 4 туров.
09.12.2018 ВК Динамо
«Будем биться до последнего за выход из группы» - ФК Локомотив Новичок молодежной команды «Локомотива»  Никита Иосифов рассказывает про переход из «Спартака», победу на Кубке РФС и шансах на выход из группы в Юношеской Лиге УЕФА, которые у нашей команды по-прежнему есть.
09.12.2018 ФК Локомотив
Команда школы № 305 завоевала три золота, серебро и три бронзы Юные каратисты школы № 305 стали победителями соревнования по олимпийскому каратэ/ «Звёздный бульвар» Юные каратисты школы № 305 стали победителями сор
07.12.2018 Звездный бульвар
Проект Решения XVIII Съезда партии «Единая Россия» - Единая Россия Делегаты XVIII Съезда ЕР приняли проект Решения Съезда Делегаты XVIII Съезда партии «Единая Россия» в ходе пленарного заседания единогласно проголосовали за принятие проекта Решения Съезда.
08.12.2018 Единая Россия